Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Люди и лица. » Невенгловский И.Е.

Волков А.: Игорь Емельянович Невенгловский. Реанимация - шаг из смерти... // Московское здравоохранение. № 3. 2004.
21.05.2012, 11:21





Александр Волков
Игорь Емельянович Невенгловский. Реанимация - шаг из смерти...  

Статья в журнале "Московское здравоохранение"
 № 3. 2004.


Медики шутят, что первым реаниматологом был сам Иисус Христос, вернувший к жизни не одного умершего. Доктор медицинских наук Игорь НЕВЕНГЛОВСКИЙ считает оживление умерших своей обыденной работой: ведь вот уже больше тридцати лет он — врач-реаниматолог. Такой врачебный стаж означает многое: тысячи бессонных дежурств, складывающиеся в долгие годы в больничных стенах; сотни спасенных жизней и горечь потерь, понять и оценить может только коллега, другой врач.

 

— Скажите, Игорь Емельянович, возможно ли реально вер­нуть умершего человека к жизни? Или реанимация подразуме­вает только приостановление са­мого процесса умирания: так сказать, врач успевает «остано­вить поезд» перед конечной ос­тановкой?

— Действительно, кроме чи­сто лечебных мероприятий, ме­тод реанимации подразумевает и глубоко философские, гума­нитарные проблемы. Вспомни­те, сколько писалось о впечатле­ниях больных, находившихся в состоянии клинической смерти: тут и огненные круги, и длин­ные коридоры-трубы, и встреча с умершими родственниками. Конечно же, реаниматолог не может обеспечить бессмертие — это под силу только Богу. Но по­мочь человеку, находящемуся в шоке, получившему сложную травму, удар током, или больно­му с тяжелым инфарктом мио­карда он обязан. Хотя, к сожале­нию, далеко не всегда наши уси­лия увенчиваются успехом.

Так что, отвечая на вопрос, скажу, что иногда реаниматолог действительно становится стре­лочником, который успевает пе­ревести стрелки, в результате чего человек или возвращается к жизни, или, увы, скрывается за той чертой, откуда возврата уже нет.

 

— Довольно грустно, но зато вполне реалистично. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этой черте, что отделяет бытие от небытия.

— Попробуем внести ясность в терминологию и будем назы­вать этот период существования организма терминальным состоя­нием (от лат. terminalis — конеч­ный). Терминальное состояние возникает на самых последних этапах жизни — перед смертью и характеризуется прежде всего потерей взаимосвязи между сис­темами организма. Тело человека превращается в сумму тканей, органов; начинается полный ха­ос. Буквально каждая клетка в этот период существует сама по себе, вне связи с потребностями организма в целом, а это неиз­бежно ведет к его гибели.

К такому хаосу приводит раз­рушение системы централизо­ванного управления. Вы можете возразить: в таком высокооргани­зованном и тщательно сбаланси­рованном механизме, как живой организм, должна существовать система защиты командных пунктов. Разумеется, она есть, и весьма надежная.

Например, даже при крити­ческом падении артериального давления вследствие острой кровопотери мгновенно возникает централизация кровообращения: кровью обеспечиваются наиболее уязвимые нервные клетки. В результате количество крови, по­ступающей в мозг, остается неиз­менным.

Но если нанесен очень силь­ный или продолжительный удар по организму, то система защиты постепенно, «сверху вниз», отключа­ет органы, чтобы спасти их от полного истощения. В этот момент, когда на­ступает глубокое торможение, и начи­нается период хаоса и беспорядка в организме — каждая клетка борется за свою жизнь самостоятельно.

Диалектический парадокс заклю­чается в том, что организм, который долго борется, то есть долго умирает, гораздо хуже восстанавливается. Но все-таки на этом этапе в ряде случаев реаниматолог может выйти победите­лем в схватке со смертью.

 

 

— Вероятно, для успеха реани­мации большое значение имеет вре­менной фактор?

— Если говорить о продолжитель­ности реанимационных мероприя­тий, то они могут продолжаться доста­точно долго: несколько часов или су­ток — до восстановления основных функций организма или очевидных признаков наступившей биологичес­кой смерти.

Но существует понятие «клини­ческая смерть», когда, несмотря на отсутствие эффективной сердечной деятельности, еще возможно спасе­ние жизни человека. Обычно этот период исчисляется тремя — пятью минутами.

 

— Чем обусловлено время — пять минут?

— Именно этого периода бывает достаточно, чтобы при остановке кро­вообращения, когда прекращается поступление кислорода в ткани, про­изошли необратимые изменения в нейронах головного мозга. Более низ­коорганизованные отделы мозга мо­гут жить без кислорода значительно дольше, а мышцы переживают кисло­родное голодание длительностью до двух часов.

 

— Что надо делать в первую оче­редь, чтобы помочь человеку, попав­шему в беду?

— Самое главное правило в лю­бой критической ситуации и, как по­казывает жизнь, наиболее труднодос­тижимое — сохранить спокойствие и не впадать в панику.

Постарайтесь сразу трезво оце­нить ситуацию и определить, что про­изошло с пострадавшим — удар то­ком, травма или утопление... Соответ­ственно ситуации скиньте с тела пострадавшего электрический провод (конечно, это делать можно только де­ревянной сухой палкой) или удалите речной песок, тину изо рта утонувше­го и т.д. Расстегните верхнюю одежду и брючный ремень. Теперь приго­товьтесь к проведению экстренных реанимационных мероприятий — не­прямому массажу сердца и искусст­венному дыханию.

Больного укладывают на спину на жесткую поверхность — землю или пол. Непрямой массаж сердца на мяг­ком диване, перине не только неэф­фективен, но и опасен: можно разо­рвать печень!

— Вероятно, существуют при­знаки, по которым можно опреде­лить, что пора начинать реанима­цию?

— Действительно, существуют объективные симптомы клинической смерти, остановки сердца, появляю­щиеся уже через 5 — 10 секунд после катастрофы.

Давайте попробуем разобраться в этих симптомах. Итак, пострадавший находится без сознания. Необходимо сразу проверить пульсацию на сон­ной артерии: она прощупывается на шее. Не стоит ориентироваться в подобных случаях на пульсацию на за­пястье: пульс здесь, на лучевой арте­рии, не ощущается, например, при резком спазме сосудов во время кровотечения, хотя больной при этом находится в ясном сознании, разговаривает.

Зрачки у больного в состоянии клинической смерти расширены, не реагируют на свет; дыхание отсутст­вует или отмечаются единичные ды­хательные движения с коротким вдо­хом и длинным выдохом. Кожа серо-землистого цвета, покрыта холодным, липким потом.

 

— Я слышал, что в трудных слу­чаях, чтобы определить, дышит ли пострадавший, надо приложить ко рту зеркало...

— Если первое правило реанима­тора — не суетись, то второе, не менее важное, — не теряй даром драгоцен­ных секунд! Поэтому подобные кон­сультации с зеркальцем оставим для сказок о спящей царевне и приступим к реанимации. Как известно, сердце расположено между грудиной и по­звоночником. Если человека, находя­щегося в клинической смерти, поло­жить спиной на твердое основание, а на нижнюю треть грудины давить двумя руками с такой силой, чтобы грудина прогибалась на 4—5 см, про­исходит искусственное сжатие серд­ца, во время чего кровь из его полос­тей выталкивается в аорту. Стоит от­пустить грудину, как сердце возвра­щается к первоначальному объему, то есть происходит диастола, во время которой кровь из крупных вен влива­ется в полость сердца. Надавливать на грудину нужно достаточно резко с ча­стотой 60 — 70 раз в минуту.

 

— Каким должно быть положе­ние рук на грудине больного?

— Резко разогнутую ладонь ле­вой руки кладут вдоль нижней поло­вины грудины больного. Правая ла­донь крестообразно ложится на тыльную поверхность левой; при этом пальцы обеих рук должны быть приподняты, чтобы они не касались грудной клетки.

Встать надо таким образом, чтобы руки были перпендикулярны по отно­шению к поверхности груди постра­давшего. Только в этом случае можно

обеспечить строго вертикальный тол­чок грудины, приводящий к сдавлива­нию сердца. Помните: надо нажимать только на грудину, а не на ребра!

Спасатель быстро наклоняется вперед так, чтобы тяжесть тела пере­шла на руки, и тем самым прогибает грудину на необходимые 4 — 5 см. По­сле короткого, энергичного надавли­вания быстро уберите руки, чтобы на­ступила диастола.

Детям до 10 лет проводят массаж одной рукой, а младенцам — двумя пальцами (указательным и средним), но с очень большой частотой движе­ний — до 100 в одну минуту.

Однако одного непрямого масса­жа сердца недостаточно — необходи­мо обеспечить легкие кислородом. Для этого проводится искусственная вентиляция легких.

 

— Помню, как в пионерском ла­гере нас учили делать искусственное дыхание, напоминающее зарядку: руки вверх — руки вниз. Теперь о та­ких способах спасания слышать не приходится...

— Действительно, реаниматологи давно отказались от подобных мето­дов ручного искусственного дыхания и вернулись к самому древнему виду экстренной помощи — дыханию изо рта в рот. Этот метод состоит из не­скольких приемов.

Необходимо быстро очистить рот пострадавшего пальцем, обернутым носовым платком, марлей. Затем рез­ко запрокинуть голову больного. Дело в том, что у человека в состоянии кли­нической смерти расслабление мышц головы и шеи приводит к тому, что язык западает и закрывает вход в ды­хательное горло. При разгибании го­ловы назад язык отодвигается и осво­бождает дыхательные пути.

Сделав глубокий вдох, необхо­димо задержать выдох и, нагнув­шись к пострадавшему, произвести выдох ему в рот. При этом его нозд­ри должны быть зажаты, чтобы воз­дух не выходил через них. Эффект достигнут, если грудная клетка больного приподнялась. Затем спа­сатель разгибается, и выдох у по­страдавшего происходит спонтан­но, за счет эластичности мышц грудной клетки. В минуту должно быть сделано около 15 вдохов. На четыре надавливания на грудину приходится один вдох.

Надо сказать, реанимация — очень тяжелая физическая работа, и лучше проводить ее вдвоем: один де­лает непрямой массаж сердца, вто­рой — искусственную вентиляцию легких. Периодически реаниматорам надо меняться местами друг с другом.

 

— Сколько времени необходимо проводить реанимацию?

— Можно считать, что реанима­ция проходит успешно, если на сон­ной, а еще лучше на лучевой артерии появилась хорошая пульсация. Зрач­ки суживаются и реагируют на свет. Кожа розовеет, и больной начинает самостоятельно дышать.

Но это только первый этап, после которого предстоит пройти полный курс лечения и реабилитации в боль­нице, поэтому больного необходимо передать в руки врачей.

Так происходит великое чудо воз­вращения к жизни.

Сегодня Всероссийским цент­ром медицины катастроф «Защита» разработана уникальная система подготовки населения к оказанию медицинской помощи в экстремаль­ных ситуациях. Обучение проводит­ся в условиях полной имитации не­счастного случая, когда на учебной площадке воспроизводятся ситуа­ции «поражение электрическим то­ком», «падение с высоты» и другие. Приемы сердечно-легочной реани­мации отрабатываются на роботе-тренажере «Гоша», который спосо­бен на глазах оживать: в случае ус­пешных реанимационных меропри­ятий у него суживаются зрачки, вос­станавливается пульс на сонных ар­териях. Изобретатель «Гоши» — за­ведующий кафедрой медицины и психологии экстремальных ситуа­ций Московского института медико-социальной реабилитологии про­фессор Валерий Бубнов считает, что пройти курс обучения должен прак­тически каждый человек. Мы живем в очень опасное время, и каждый должен быть готов оказать помощь себе и окружающим.

Спасателем может стать каждый, если освоит несложные приемы пер­вой помощи. Право, спасенная жизнь стоит затраченных усилий!






 
6.2006.
Больница им. С.П. Боткина.
Открытие Операционно-реанимационного отделения.


Категория: Невенгловский И.Е. | Добавил: Пахра
Просмотров: 494 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: